четверг, 14 июня 2012 г.

"Активные доски" и пассивные ученики


Директор одной французской школы была в гостях. Ходили смотреть обычную московскую школу. Завуч спрашивает: «А сколько у вас там, в Париже, компьютеров в школе?» И ответ Вероники: «Есть школы, где по два компьютера на одного ребенка. Но дело не в этом. Дело в том, хочет ли ученик учиться и понимает ли он смысл того, что делает…»

Мне кажется, эта история может служить хорошим эпиграфом к размышлению об инновациях. Мы живем в эпоху инноваций: была эпоха всеобуча, потом – реформ, а сейчас – инноваций. Это слово определяет суть министерской политики. Но какой смысл вкладывается?
Кажется, под «инновациями» понимается, главным образом, техническая сторона дела: интерактивные доски, персональные компьютеры, подключение школ к интернету. Кто ж спорит – конечно, каждая школа должна иметь выход в интернет. Но суть-то не в этом. «К доске пойдет… К доске пойдет…» Чувствуете, озноб по коже и поджилки дрожат? И какая разница, к какой доске «пойдет»: к деревянной или интерактивной…
Доска она и есть доска. И национальный проект обеспечения школ «активными досками» только консервирует средневековую школу. Школу, где парты стоят рядами, а перед активной доской сидят пассивные ученики.
А это, кажется, самая инновационная наша инновация. Что уж говорить о прочих импульсах сверху. Я не буду приводить примеры, каждый учитель сам сможет составить список, если надо. Ясно одно: все эти «волны» инициатив сверху заканчиваются песчаными дюнами бумаг внизу.
Инновация в Школе – противоречие в определении. Инновация в армии, направленная на гуманизацию уставов и искоренение дедовщины? Инновация в системе пеницитарных учреждений по внедрению «личностно ориентированной» и «здоровьесберегающей» системы содержания…
Дело не в инновациях - надо подумать о самих основах Школы как социального института.
Два, как представляется, вектора такого "думания": свобода и мышление.
Свобода. Снизить градус принуждения и допустить немножко свободы можно лишь в том случае, если ребенку будет интересно в школе и он будет понимать смысл того, что он делает. А это тянет за собой еще пучок «векторов»: серьезное сокращение объема программ, свобода учителя в выборе содержания, возможность – пусть небольшая – обсуждения с детьми, что и как делать…
Мышление. Отказ от модели "школы как водокачки", перекачивающей кубометры знаний, умений и навыков из учебников в головы детей. Отказ от мифологемы «прочного знания» (ведь именно этим и гордимся мы…), потому что прочное знание – это всегда неподвижное, мертвое знание. Человек «с прочными знаниями» часто не способен думать.
Большей ценностью могло бы быть «живое знание»: умение удивляться, задавать вопросы, не понимать, смотреть со стороны, чувствовать и догадываться, «видеть сердцем». Это и есть мышление. Критическое, самостоятельное – эти дополнения не важны. Одно слово – мышление.

0 коммент.:

Отправить комментарий