четверг, 7 июня 2012 г.

Персы, русалки и осьминоги

Имя «Даша» восходит к имени персидского царя Дария, персы считали, что «Даша» — мужское имя. Практика применения показала, что оно в гораздо большей степени подходит маленьким девочкам, если пустить их в Вавилонию, они способны разорить ее в полтора раза быстрее, нежели мальчик с тем же именем.

Даша держит в трепете почти весь двор, завсегдатаи песочницы признают ее вожаком стаи. Не полностью покорился только северо-восточный угол двора, там на лавке сидит бессменный цербер в лице Алефтины Петровны, пенсионерки с огромным опытом. Алефтина Петровна считает детей наказанием божьим, ниспосланным лично ей за какие-то грехи, о которых она уже даже не помнит. Самомнение у нее размером с дирижабль. Никому другому не могло бы и в голову прийти, что все молодые пары, населяющие окрестные дома, делают детей исключительно движимые стремлением насолить Алефтине Петровне.
Алефтина Петровна не любит детей, она начала не любить их еще при Иване Калите, когда только-только собиралась выходить на пенсию, и ей удалось пронести это чувство через все жизненные невзгоды и революции. Несомненно, найдись у нее достаточное количество дряхлых единомышленников, они ринулись бы атаковать ближайшие ясли с факелами и вилами — настолько ретиво, насколько позволял бы застарелый радикулит.
На лавочке у Алефтины Петровны гнездо, она приходит туда ежедневно, чтобы наблюдать за детьми, копошащимися в песочнице. Вероятно, она ждет, что они что-нибудь сломают, и тогда она вскочит с криком: «Ага! Я так и знала, ироды!» Я не знаю, что можно сломать в песочнице, но Алефтина Петровна оптимистка, она верит, что если ждать достаточно долго, дети обязательно все испортят.

Вчера Даша вышла во двор гулять, у нее с собой была синяя стекляшка, ну такая, знаете, волшебная. Вообще-то она сделана из пластмассы, но это не делает ее менее волшебной, скорее, даже наоборот. Если смотреть сквозь нее, то все вокруг синее, будто ты под водой. Даша поднесла стекляшку к глазам и стала осматривать подводные пейзажи, она сказала:

— Смотри, я будто русалка! Дядя Леша, ты тоже под водой, ты будешь дельфин. Давай плавать вместе!

Русалки плавают так: одной рукой они держат волшебную стекляшку перед лицом, а другой рукой гребут. Убирать стекляшку от глаз нельзя, иначе русалка окажется на суше, там у нее высохнет хвост и русалка погибнет.

— Или не погибнет, — быстро добавила Даша, заметив мое огорчение. — Она еще может превратиться в обычную девочку с ногами, и потом выйти замуж. Я видела такую девочку, только она еще замуж не вышла, она маленькая. Она потом выйдет, когда вырастет.

Эта девочка, которая была русалкой, пока у нее не отсох хвост, живет далеко-далеко, как от нашего двора до садика, только еще дальше. Я туда дойти не смогу, Даша сказала, что нужно долго петлять по дворикам и закоулкам, без проводника-туземца я рискую просто заблудиться там навсегда.

— Туда ведет только одна потайная тропка, — сказала Даша. — По ней идешь, идешь, и нужно знать, у какого дома куда сворачивать. Потом выйдешь на большую-большую улицу.

— Проспект Ленина? — догадался я.

Даша подтвердила, именно там и живет эта девочка-русалка. Мне этого места ни в жизнь не найти.

— Но ты не расстраивайся, я тебя когда-нибудь отведу туда и познакомлю, — пообещала Даша. — Если, конечно, она не уплывет снова в море.

Потом Даша принялась грациозно плавать по всему двору, от подводного забора до подводного магазина продуктов, топоча хвостом по дну. При этом она распевала народные песни сирен и русалок. Литературная традиция изображает русалок талантливыми певицами с нежными, призывными и томными голосами. Под воздействием их пения моряки прыгали за борт, если только заблаговременно не затыкали уши воском или какими-нибудь другими предметами, подвернувшимися под руку. Теперь я знаю, почему они так поступали. Русалки, по всей видимости, дальние родственницы китов, их песни во многом схожи по звучанию и ритмике.

Но Алефтина Петровна не обладала смекалкой настоящего морского волка, поэтому не догадалась своевременно оградить свои старые уши от посягательств. Она сидела на лавке, удачно притворяясь обломком коралла, но, едва заслышав пение сирен, начала громко возмущаться. Оказалось, что ей никогда не нравились русалки. Я не расслышал подробностей, но кажется, Даше вменялся в вину целый список преступлений против человечества, включая покушение на команду Одиссея, незаконное сидение на ветвях и ношение рыбьего хвоста без лицензии. Даша мало обращала внимания на эти инсинуации, ей было прекрасно известно, что Алефтина Петровна ничего не сумеет доказать, а если и сумеет, то не догонит.

Даша проплыла по двору три или четыре круга, а Алефтина Петровна сопровождала ее воплями, разносившимися по всей акватории:

— Чего расшумелась! Сядь вон спокойно и поиграй в песочек!

Как вообще можно предлагать принцессе морей, наслаждающейся стремительным полетом сквозь океанские просторы, залечь на дно и копаться в песке вместе с крабами и прочими креветками двух лет от роду? Разумеется, Даше и в голову не пришло послушаться старую барракуду. И когда русалка в очередной раз, взмахивая хвостом и вздымая облака ила, промелькнула перед Алефтиной Петровной, та для убедительности помахала ей вслед палкой. Даша остановилась, внимательно изучила ее сквозь синюю стекляшку, а затем с воплем:

— Осьминог! Помогите! — помчалась на всех плавниках в мою сторону.

Возмущенная Алефтина Петровна всплыла со своей лавки и удалилась к себе в нору, кряхтя и выпуская облака чернил. Двор остался за русалками.

— А нам в детский сад привезут аквариум, — сказала мне Даша, когда мы отправились домой. — С рыбками. Вот такой, только еще больше! Я буду в нем плавать, для русалки как раз хватит места. Только мне нужны ласты и маска для плавания, ну, или акваланг. Можно мне акваланг? Маленький, детский.

Я разрешил, тогда Даша задумалась и сказала:

— Вообще-то я умею плавать под водой и без акваланга. Та девочка, русалка, научила меня, это очень просто. Но лучше с аквалангом, а то Ирина Викторовна будет беспокоиться.

Так вот, этим летом мы всем табором поедем отдыхать на море, и там купим Даше детский акваланг. Нужен непременно розовый, потому что синий под водой будет не видно, а детских аквалангов других цветов просто не выпускают, в этом Даша уверена. Я буду рыбачить со спиннингом, если вместо крючка привязать на леску шоколадку, то почти наверняка клюнет русалка. Ее можно вытащить на берег и потом жениться, если хочется.

Впрочем, я всех пойманных русалок собираюсь немедленно отпускать обратно в море.

Во-первых, оставить их себе не разрешит Дашина мама, Катя.

А во-вторых, зачем заводить в доме посторонних русалок, когда там уже есть свои собственные, в сто раз лучше?..                                                                                                                      Алексей Березин

0 коммент.:

Отправить комментарий