понедельник, 7 мая 2012 г.

"... правдивый, могучий и свободный"

Михаил Эпштейн – философ, культуролог, литературовед, эссеист, заслуженный профессор теории культуры и русской литературы университета Эмори (Атланта). Член российского Пен-клуба и Академии российской современной словесности.

"Русский язык вообще оборотень, он умеет переворачивать верх и низ и про одно и то же сказать дважды: с восторгом и с издевкой.
Это язык, богатый не столько лексикой, сколько интонацией и экспрессией. Он ерничает, юродствует, выворачивает значения слов. К лицемерию сверху он добавляет лицедейство снизу. Так исцеляются раны, наносимые репрессивным языком.
Тургенев возвеличил русский язык как "правдивый, могучий и свободный". Но полтора века спустя, после всех войн, революций, опыта массового рабства, русский язык силен другим: не правдивостью, а лукавством; не открытым свободолюбием, а передразниванием; не риторическим могуществом, а уменьшительно–ласкательными и бранно–фамильярными способами высказываниям. Он стремится заполнить все прорехи и уголки, куда не добирается власть. Он не воинствует, а движется окольными путями, низко стелется, умаляется, насмешничает и пересмешничает, огрызается и глумится.
Русская речь интересна игрой интонаций, переакцентировкой оценок. Это не вписывается ни в какой словарь. Столь лукавый язык сложно понимать в сравнении с языком западной прессы, для уразумения которой достаточно знать словарные значения слов. Что тоже непросто. Я больше двадцати лет в Америке, но всякий раз, читая газету, вынужден заглядывать в словарь, потому что у английского невероятно богатая лексика. Да и сами американцы тоже часто смотрят в словарь. Но для того, чтобы понять русский текст, недостаточно словаря, нужно чувствовать весь разброс его экспрессивных значений. Проникнуться внутренним напряжением слова, освоить его подполье, кротовые норы, лазейки, оговорки, самоопровержения..."
Полностью 

0 коммент.:

Отправить комментарий